Анжела Якубовская

398 подписчиков

Свежие комментарии

  • Равиль Бикулов
    Чем одна псака лучше другой? И причём здесь Россия? Обе нах не нужны - есть начальство, с него и спрос.Верят в Победу, ...
  • Сергей Парков
    Мне тоже так казалось. Перекрестился.Верят в Победу, ...
  • Юрий Ded
    Да уж не надо . Песков не так прост как многим кажется . И если он что то сказал или сделал - это сделано специально ...Верят в Победу, ...

Жизнь со сломанным компасом

Жизнь со сломанным компасом

«Кто не обладает мужеством рискнуть жизнью для достижения своей свободы, тот заслуживает быть рабом»

Гегель

Сущность всей человеческой истории можно выразить одной фразой — поиск истины. Найти себя, найти ответы на вечные вопросы, понять этот мир, понять свое место в нем, найти истину. Этому посвящали себя лучшие умы человечества. Так великий немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель более двух сотен лет тому сформулировал законы материалистической диалектики развития природы и общества, главным из которых и обобщающим является «Закон отрицания отрицания». Диалектическая философия Гегеля зиждется на единстве трех основных моментов: — преодоление старого, — преемственность в развитии, — утверждение нового.

Без отрицания старого невозможно рождение и созревание нового, а, следовательно, и невозможен процесс развития. Развитие есть возникновение логического противоречия и снятие его в дальнейшем; в этом смысле оно есть зарождение внутреннего отрицания предыдущей стадии, а затем и отрицание этого отрицания.

Разрушение Советского Союза началось с отрицания базовых ценностей социализма, отрицания ленинского наследия и всего, чтобы было с ним связано. Причем целиком и полностью, без каких-либо изъятий.

Коммунизм был виноват во всём. Страна находилась в состоянии растерянности, новой философской идеи обществу предложено не было, да и некому было это сделать. Борис Ельцин был нацелен на власть, лез к ней напролом, не брезгуя ничем. Смысл отрицания для него и его единомышленников-терминаторов был в абсолютном уничтожении старого. Новой власти преемственность была не нужна, она мечтала об американском капитализме, чтобы жить также свободно, богато и достойно, как США

Но США не смогли бы состояться как государство и на века утвердиться как образец демократии, если бы в её конституции не были заложены прогрессивные философские идеи равноправия, общественного договора, и толерантности в изложении английского философа Джона Локка (1632–1704) — основоположника современной «либеральной» мысли. В конституции были заложены механизмы обеспечения демократии, система сдержек и ограничений. Баланс между законодательной, исполнительной и судебной ветвями власти, которые работают и по сей день. Отцы-основатели американской государственности были едины в том, что ЗАКОН, а не люди, должны быть окончательной инстанцией и что правительство должно нести ответственность перед управляемыми.

История учит, что за поступками всегда стоит замысел. Замысел отцов-основателей США был искренним, благородным и высоким: посредством верховенства закона воплотить идеалы демократии, свободы и достоинства человеческой личности. Ничего подобного история не знала до 1848 года, пока не был издан Манифест «Коммунистической Партии» Маркса и Энгельса.

Современные пропагандисты монархического капитализма благоразумно умалчивают, что труды «Капитал. Критика политический экономии» и «Манифест коммунистической партии» в 2013 году были включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Давно подмечено, что наделённые властью, но обделенные интеллектом не очень хотят видеть интеллектуалов в своём окружении. Разрушив и разграбив старое, новая власть отказалась не только от философии как инструмента познания мира, но стала отрицать мораль и нравственность, как фактора мотивации поступков, взамен предложив понятное каждому «выгодно-не выгодно».

Жизнь со сломанным компасом

Замысел прост: уничтожить наследие СССР

Замысел новых властей страны был прост: уничтожить наследия СССР. В стране как не было, так и нет лидера, интеллект и философское видение мира которого соответствовало бы масштабу и сложности стоящих перед страной задач. В качестве ближайшей перспективы стране была предложена американская модель капитализма, но без её демократических институтов. Обществу «подсовывают» идеи имперской России, но с капиталистическими отношениями. Власть очерствела и, по-моему, заигралась, решая политические и экономические задачи через призму собственных интересов.

И даже сейчас, на исходе сорокалетнего цикла, она (власть) не пришла к необходимости создания философской, религиозной, научной системы взглядов и ценностей, помогающих всем нам делать нравственный выбор. Более того, мне представляется, что она пришла к необходимости этого не делать.

Грустно констатировать, но сегодня Россия пожинает плоды собственной приземленности, отсутствия высоких целей и идеалов, высокомерия, корыстолюбия, прожектерства, политической близорукости и экономической неграмотности.

И ещё более грустно от того, что примерно в тот же исторический период времени Китай стоял перед выбором путей модернизации страны имея гораздо худшие стартовые позиции. Китайские коммунисты, в отличие от российских антикоммунистов, более серьёзно и ответственно отнеслись к творческому наследию марксистско-ленинского учения и не скатились к огульному его отрицанию. Сохранив преемственность власти и управления, они поэтапно (циклично) проводили реформы. Экономические успехи Китая, а это самый высокий в мире рост экономики в течение более двадцати лет, явились наглядным примером единства теории и практики марксистско-ленинских законов диалектического развития.

Мы же остановились на отрицании прошлых идеалов и ценностей. В этом мы так перестарались и зашли так далеко, что ни о какой преемственности или использовании прошлого опыта речи быть не могло. В этом я вижу определённую стратегическую задачу: превратить некогда единый народ в общество одиночек-эгоистов, его расчленить и подчинить.

В отсутствии общепринятой культуры и поведенческих стандартов, отношения между руководителем и подчинёнными больше напоминают отношения барина и холопа. Стране нужны холопы с психологией раба — это когда недовольство собой за вынужденное унижение перед начальством выплескивают на подчинённых или семью. Часто это домашние тираны или грубые и высокомерные начальники.

Не имея философской идеи государственности, власть ударилась в идею преемственности Российской империи и монархизму, при этом не забывая повторять о приверженности демократии. Вместо движения вперед и взгляда в будущее, современные «мыслители» и политтехнологи предлагают взгляд в прошлое и движение вспять, называя это нашим будущим. Так в 1993 году с подачи Ельцина двуглавый орел вернулся на герб Российского государства, став символом «вечности Русской государственности, ее преемственности с великими империями древности». С этого времени не останавливается процесс романтизации российской истории и ее царей. Нам ненавязчиво предлагают считать, что это и есть наша идентификация. В главный закон страны были внесены поправки, закрепившие преемственность между российским государством, которое существовало до 1917 года, и современной Россией. В Конституции впервые появились слова о тысячелетнем российском государстве, что означает возрождении российской империи де-юре. Более того, впервые с 1905 года депутаты пройдут обряд миропомазания перед вступлением в должность. Каждый народный избранник будет обязан, помимо обычной присяги на верность России, принести клятву защищать православие, церковь Христову и её учение от «гнусных посягательств бесов, еретиков, либералов и иноагентов».

В прошлом году Патриарх Кирилл лично проводил чин миропомазания избранных членов Госдумы на депутатство. Всё это очень напоминает византийство. Не удивился бы, если бы узнал, что президент уже втайне помазан патриархом на императорство. Чем ещё объяснить благоговейный страх чиновников перед Путиным? Наверное, они знают, что он — Император, а мы продолжаем думать, что он — всенародно избранный президент. Или уже не продолжаем?

Может быть, именно поэтому все последние годы так активно эксплуатируют идеи самодержавия? Дескать России нужна крепкая рука, стальная воля и прочее. А может быть России больше нужна умная голова и верховенство закона, а не человека?

В одном из недавних интервью В. В. Путин поделился своим видением демократии в России:

«Для такой сложной, большой, многонациональной и многоконфессиональной страны, как Российская Федерация, основная полнота власти должна находиться в руках главы государства»

Мне показалось, что президент сетует, что он не добрал власти до всей её полноты. Этот тезис подхватил глава Крыма Аксенов, сказав, что до тех пор, пока у России есть «внешний враг», демократия — «это лишнее», у президента «должно быть больше прав», вплоть до «диктатуры». «Внешний враг» нам гарантирован, а стало быть и «диктатура» тоже. Как вам такая перспектива? Она мне видится вполне осязаемой.

Через тридцать лет после распада СССР страна переживает расцвет государственного империализма, создаётся мифология величия и воскрешается идея особого имперского пути России: мы — самые великие, самые духовные, самые честные, самые справедливые. Мы встаем с колен и поэтому нам нужна крепкая как никогда власть. Просто другой, ещё не проваленной, темы для воздействия на сознание уже не осталось.

Что заставляет власть думать о возможности реализации такого сценария? Почему она не опасается реакции людей? Ответ кроется в длящейся вот уже более сорока лет люмпенизации общества. Послушайте, что писал об этом бывший Член Политбюро ЦК КПСС А. Н. Яковлев в своей книге «Омут памяти», вышедшей в 2001 году:

«Мне отвратительны продолжающаяся люмпенизация общества, коррупция, наглая самоуверенность и умственная ограниченность многих из тех, кому я объективно помог прийти к власти и богатству.»

ученый, исследователь, публицист Олег Подгорецкий

Картина дня

наверх