На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Анжела Якубовская

793 подписчика

Свежие комментарии

  • Sergiy Che
    ..."так громко", что когда надаёт тут Правдой - которую нечем крыть коммунячьей сворке пиздаболов типа Валерика -  то..."Мы считали, что ...
  • Валерий
    Да он не ЦИПСО, у него просто фляга свистит и очень громко."Мы считали, что ...
  • Астон Мартин
    желательно разобраться в данных исторических вопросах - как можно гордится величием советских граждан и их достижения...80 лет назад, 13 ...

Андрей Кончаловский. "Сцены из супружеской жизни. Перестройка"

Театр Моссовета в этом году празднует столетний юбилей. Много интересных и разнообразных постановок ждёт зрителей в текущем сезоне, но, пожалуй, самой удивительной можно назвать спектакль Андрея Кончаловского "Супружеская жизнь. Перестройка". В главных ролях — Юлия Высоцкая и Алексей Розин.

 

В основу спектакля легла известная пьеса "Сцены из супружеской жизни" Ингмара Бергмана, которую режиссёр в 1973 году снял как полнометражный фильм.

В этом году картине исполняется пятьдесят лет, и актуальность истории не ослабевает спустя много десятилетий. Как в Европе, так и в России Бергмана смотрят с огромным интересом. Поэтому логичным был бы вопрос, а что удивительного смог предложить публике русский режиссёр Кончаловский?

  • Во-первых, "Сцены из супружеской жизни" режиссёр перенёс из Швеции 1970-х годов в Россию 1990-х. Отсюда текст пьесы сильно переделан под наши отечественные реалии, тем самым становясь ближе к зрительскому восприятию.
  • Во-вторых, а вот это и есть самое главное — история не замыкается лишь на "супружеских разборках". Кончаловский "копнул" настолько глубоко, что на фоне его трактовки сюжет Бергмана смотрится плоско. И это без преувеличений.

Перестройка, которая добавлена в название спектакля, не связана напрямую с жизнью главных героев. Драматические перипетии, которые на тот момент происходили в стране, не отображаются ни в действиях, ни в диалогах, ни в событиях. Не говорят Иван и Марина, так зовут главных героев, о политике. Лишь с неким сарказмом и раздражением Иван однажды упоминает о том, как ему было ненавистно ходить на комсомольские собрания, сколько отвращения копилось в его измученной душе… А вот Марина не испытывала отвращения ни к комсомолу, ни комсомольским молодёжным тусовкам. Со смехом она выслушала рассказ Ивана о том, с каким облегчением он скинул свой комсомольский билет. С таким же облегчением он "скинул" и свою старую, надоевшую жену. Но об этом позже.

Почти всё действие спектакля сопровождается видеорядом. Слегка размытое изображение скользит по декорациям:

  • молодой ещё Ельцин, говорящий с трибуны какие-то пламенные речи,
  • голодные и озлобленные шахтёры,
  • уличные стычки,
  • стихийные рынки с китайским товаром возле станций метро.

Камера выхватывает безумные глаза продавцов, ещё вчера за такую торговлю дали бы приличный срок. Зритель видит длинные, серые очереди — на Пушкинской открыли первый в стране McDonald's. Голодная толпа ждёт жареной картошки и гамбургеров. Сюда ещё можно было бы добавить видеоролик с Виктором Цоем и его песней "Требуем перемен". Было бы кстати.

Потому что перемен жаждет и главный герой пьесы — обычный россиянин, грамотный специалист, хороший семьянин. Вдруг мы узнаем, что Ивану до смерти надоела его спокойная, рутинная жизнь. Опостылела верная, предсказуемая до скуки "пресная жена". Главному герою — размеренную, предсказуемую обыденность захотелось вдруг разрушить, как страшно ненавидимую конструкцию. И он рушит её с огромным возбуждением и энтузиазмом. Зритель видит, с какой опьяняющей радостью Иван запихивает свои рубашки в чемодан, как дрожит от предвкушения новой жизни. Там, в другой жизни его ждёт молодая, свежая Таня.

С прежним супружеством покончено, больше не будет застоя, скуки, размеренности. С каким презрением он смотрит на свою жену, которая унижается, молит не уходить, не уничтожать семью. Юля Высоцкая играет это без всякого надрыва, без воплей и истерики. В её вопросительных глазах застыло недоумение. Её героине трудно подобрать слова в тот момент, когда муж мечется по квартире, собирая вещи. Словно тень она ходит за супругом в слабой надежде, что он её просто разыгрывает. Может быть, это страшный сон?

Хочется отметить прекрасную, убедительную работу Алексея Розина. Актёр своей игрой не пытается вызвать сочувствие уставшего от супружеской жизни человека, оно ему не требуется. В данный момент ему совершенно плевать на то, что о нём думают, ему хочется поскорее "нырнуть" в будни, полные ярких событий. Его монолог о том, что копилось в его душе годами, буквально "бешеным словесным водопадом" обрушивается на головы зрителей. Зрительный зал становится немым свидетелем того, как Ивану хочется поскорее освободиться от Марины, как от чего-то ненавистного.

 

Скорее, скорее в новую жизнь, к молодой возлюбленной, в другой город, а там и подоспело предложение почитать лекции в США. Всё, к старому возврата нет! Только всё Новое!

Кому-то решительные действия Ивана придутся по душе. Застой — не самое лучшее явление в жизни. И пусть верная жена плачет и умоляет не спешить всё рушить, не торопиться ломать, то, что так долго и старательно строили. Плевать! Пусть прежняя, серая, малопривлекательная жизнь, катиться к чёрту под разнузданную музыку группы "Комбинация".

Отличным режиссёрским решением было ввести пояснительные монологи главных героев, благодаря которым зритель улавливает временные изменения. "Прошёл год", — сказал Иван. "Спустя пять лет", — пояснила Марина… Пролетели годы…

И что мы видим? Потрёпанный, уставший, издёрганный Иван, вновь бежит к проверенной жизнью жене, жалуясь и проклиная своё нынешнее положение. Теперь он живёт уже не с Таней, а с Вероникой, и скорее всего следующей будет какая-нибудь Лариса.

А сколько было надежд на динамику, развитие, обновление. Ничего не оправдалось. Оказалось, что это просто глупый бег на месте.

И вот он уже спрашивает себя: "А была острая необходимость разрушить всё устоявшееся, надёжное, предсказуемое? Стоило ли это таких жертв?"

Вот и у прежней жены уже новые отношения: то ли с Ираклием, то ли с Самвелом. Но не видно, чтобы и у неё были счастливые глаза. Хотя, осталась она такой же наивной и простой. Она не меняется и во время развода, и после. Но Высоцкой хорошо удаётся передать состояние брошенной и растерянной женщины, которая пытается казаться — "я в полном порядке". Чем-то отдалённо она напоминает образ той далёкой страны, которую обманули, бросили, разрушили.

Если вспомнить, что тогда происходило с нашей страной, то сегодня по этому поводу у многих мнение будет самое разное. Кто-то будет захлёбываться от восторга, потому что разрушена "ненавистная эсэсэсэрия", кто-то с грустью и ностальгией будет говорить, что не всё так было плохо. Не всё было отвратительно и ненавистно при том строе, который упорно "тащил" нас к коммунизму. Но, к сожалению, былого не вернуть, прежнее распалось, а прочное, новое построить получилось не у всех.

Картина Бергмана "Сцены из супружеской жизни" подобных философских сентенций не подразумевает. В бергмановском фильме зритель видит, насколько хрупка и ненадёжна любовь и семейная жизнь. Кончаловский в своей постановке пытается сказать больше, этим и интересен его премьерный спектакль. Видна некая параллель. Быть может, потому что в своё время режиссёр с неприязнью бросил серую, советскую действительность и уехал на Запад. Тем самым отчаянно отвергая всё устоявшееся и зацементированное, чем-то отдалённо напоминая главного героя своей пьесы.

Режиссёру казалось, что на Западе жизнь интереснее и насыщеннее. Нет обыденности, серости… Пусть так. Но спустя годы режиссёр вернулся обратно в когда-то брошенную им страну. Может, потому что, как в той старой поговорке: "От добра, добра не ищут"?

В любом случае, кому не подойдёт такая трактовка спектакля, тот может просто получать удовольствие от игры двух прекрасных актёров Юлии Высоцкой и Алексея Розина. И смеяться над финалом спектакля, в котором наши герои украдкой, не дай Бог, узнают об измене их новые половинки, встречаются где-то на окраинах в пустых домах. Встречаются "Иван-да-Марья", так называется цветок в российских полях, символизирующий неразлучность, для того, чтобы поплакаться друг другу в жилетку и вспомнить, как они когда-то хорошо жили. Но всё это выглядит очень весело.


Читайте больше на https://www.pravda.ru/culture/1812008-teatr_mossoveta_supruz...

 

Картина дня

наверх