Анжела Якубовская

345 подписчиков

Свежие комментарии

  • Malina
    Статья - измена Родине!Ингеборга Дапкуна...
  • Malina
    Совершенно верно! Они же стонут, что "надо как в нормальных странах"... Так вот в "нормальных" странах искуЙсьво не ф...Ингеборга Дапкуна...
  • Malina
    А представьте на  минточку, что если бы  миллионы не на "вдохновение порнухой" государство потратило, а по миллиону п...Ингеборга Дапкуна...

«Вся наша жизнь - игра!»: Римас Туминас

«Вся наша жизнь - игра!»: Римас ТуминасС режиссером Римасом Туминасом у меня было несколько интересных встреч. Однажды после премьеры документального фильма «Вся наша жизнь — игра», получилось неформальное общение. И с художественным руководителем академического театра им. Е. Вахтангова удалось очень интересно поговорить.

Я представилась Римасу Владимировичу, рассказала о том, что мы с ним являемся земляками и попросила об интервью. Римас Владимирович сказал, что очень занят, встречаться отдельно у него не будет времени и предложил пообщаться прямо сейчас. У меня были готовы первоначальные вопросы и интервью началось.

Туминас оказался умным, итересным собеседником, он с удовольствием рассказал о своем детстве, о своей юности, о своих первых театральных шагах. Еще пригласил в театр на свои спектакли. И уже после спектаклей дал согласие пообщаться более подробнее и предметнее.

Зашел разговор об артистах. На некоторые вопросы он ответил так: «Мне больно видеть, как актер красит губы в пятьдесят лет и выходит на сцену, чтобы сказать: «Кушать подано…»

Он пояснил, что сочувствует таким актерам и считает, что, если актерская карьера не сложилась к пятидесяти годам, из театра нужно уходить. Но своего мнения он просил не отображать в интервью, поэтому я не вставила эти слова.

Но если честно, согласна с ним, если актер к зрелому возрасту не состоялся, он вызывает сочувствие. Как он будет кормить семью? Чем он поможет своим детям, близким? Как образно сказал режиссер: «Это цветок, который так и не расцвел»…

«Вся наша жизнь - игра!»: Римас Туминас

Мы говорили с режиссером около тридцати минут, могли бы поговорить больше, но нам мешали какие-то молодые, высокорослые актрисы. Подвыпившие девушки в платьях с глубокими декольте буквально висли на режиссере и обращались к нему на «Ты». Я строго попросила актрис уйти и не мешать разговору, так как мы делаем интервью с режиссером, а времени не настолько много, чтобы отвлекаться.

Римас Владимирович сохранял спокойствие и любезность, хотя было видно, что он сильно устал. Во время нашего разговора к нему постоянно подходили поклонники и просили фото, он никому не отказывал. Некоторые вели себя чересчур навязчиво, панибратски. Но режиссер не подавался на провокации, был со всеми дружелюбен, тактичен, показал пример сдержанности, чего порой не хватает нашим многим культурным деятелям. Еще я заметила у него уникальное чувство юмора. Он шутил над собой и воспринимал ситуацию с иронией. Смеясь, он сказал: «Не понимаю почему я тут так популярен». Но он скромничал. Его постановки и метод работы в театре действительно вызывали у зрителей огромный интерес.

И уже позднее я узнала, что на тот момент Туминас был сильно болен и планировал покинуть театр.

В целом от общения с режиссером у меня осталось очень хорошее впечатление. Я стала поклонником театра имени Вахтангова благодаря Туминасу. Раньше ходила в этот театр, но не так часто. За прошедшие годы посмотрела почти все постановки, какие-то спектакли меня впечатлили, какие-то не очень, но то, что Туминас талантливый театральный мастер, не вызывает сомнения.

«Вся наша жизнь - игра!»: Римас Туминас

Сильное впечатление осталось от спектакля, поставленного к 90-летию Театра им. Вахтангова — «Пристань». Великолепные Владимир Этуш, Людмила Максакова, Василий Лановой. Благодаря Римасу Владимировичу у меня о каждом легендарном актере отдельная статья, встреча, интервью.

На днях посмотрела видео, в котором в студии обсуждалась ситуация с пранкерами. У актрисы Татьяны Васильевой, которую я очень люблю во время обсуждения возник вопрос: «Почему литовских режиссеров приглашают в Россию руководить театрами?». А еще заодно можно было задать вопрос — почему министр культуры выкладывает в Интернет свою фотографию с майкой, на которой матерная надпись…

Но, наверное, эти вопросы не к талантливым Туминасу и Карбаускису, (гл. режиссер театра им. Маяковского), а к тем, кто их пригласил на работу. С какой целью это делалось и кем? Вот что, наверное, стоило бы выяснить такими специалистам, как пранкеры Вован и Лексус. И кстати, сам режиссер назвал этот разговор мастерством монтажа и подделкой. Режиссер также записал разговор на диктофон и обещал представить его на суд общественности. Пранкеры, вы хорошие ребята, но не переходите границы дозволенного в погоне за просмотрами…

В последний год в связи с состоянием здоровья Римас Туминас находился в отпуске за свой счет в Литве. Как я уже сказала, он планировал закончить свою деятельность в России и в интервью мне об этом сообщил.

С 6 мая 2022 года Римас Туминас покинул пост главного режиссера театра. Он уехал в Литву и возможно сейчас его ждет расправа. Его семье угрожали, его могут уничтожить за то, что он сотрудничал с Россией. За это у него сожгли родовой дом. Вот это должно обсуждаться!

А не разговор с пранкерами, который вызывает недоумение. И что нецензурно из нас никто не ругается по телефону? С каких пор мы все стали святыми? Не будьте ханжами…

«Вся наша жизнь - игра!»: Римас Туминас

Римас Владимирович четырнадцать лет отработал в театре и никогда не участвовал ни в каких протестных акциях, не высказывался негативно в адрес нашего руководства и страны в целом. В какой-то момент он захотел уйти с поста худрука театра и уехать из России, он об этом уже заявлял. Режиссер высказал свою позицию и покинул пост, он иностранец, он имеет право на «непатриотичность». Он не давал присягу на верность нашему правительству. В отличии от актрисы Чулпан Хаматовой, которая возомнила из себя великую гуманистку. Снималась в предвыборных роликах и стеснялась в этом признаться. И чего не скажешь о других, по-прежнему работающих театральных деятелях с «фигами в кармане», просто потому что им некуда бежать…. И кстати, творчество и квалификацию многих из них можно поставить под сомнение.

Все что сейчас происходит напоминает какой-то «шабаш», больного человека начали травить на всех каналах, во всех газетах. Понеслись такие потоки грязи, что становится страшно. Если у нас народ такой правдолюбивый, то почему вы не пишите письма в Министерство культуры? Что касается меня, то я давно отправила заявления и письма-протесты в Министерство Культуры, в Думу советнику президента по культуре Владимиру Бортко по поводу некоторых экстраординарных ситуаций в нашей культуре. Я не отмалчиваюсь как некоторые. И надеюсь, что на эти вопросы мне наконец ответят и настоящих предателей «от культуры» с российским гражданством призовут к ответу. Об этом я напишу позже и подробнее.

Туминас уедет и не вернется, а мы останемся. Мне кажется, что не стоит уподобляться толпе «цивилизованных европейцев», которые сейчас охотятся на русских и уничтожают все русское в своем оголтелом гневе. Давайте будем выше этого! Мы воспитаны на русской классике, на литературе Чехова, Достоевского, Толстого. А слова немецкого философа Ницше, которого обожали нацисты: «Падающего — толкни…» — не рассмотрим, как руководство к действию.

Интервью. Москва. 2019 год.

В театре надо быть добрым

— Римас Владимирович, вы ожидали, что документальный фильм о вас получится такой захватывающий и неординарный?

Не предполагал, что такое огромное количество зрителей придет на премьеру и что фильм будет так тепло принят. Если честно мне было приятно увидеть себя на экране таким молодым и энергичным.

— Откуда столько энергии, поделитесь секретом?

Это все из детства. Энергия моя от родины, от родной Литвы. Когда живешь рядом с землей, к ней нужно прислушиваться и черпать силы столько сколько захочешь. Еще конечно многое идет из детства, наверное, как и для каждого нормального человека. Когда — то давно с семьей мы купили дом возле Тракая, (это недалеко от столицы Литвы, Вильнюс). И там был старый сад. В саду росли яблоки, сливы, крыжовник, клубника, земляника. Еще у меня был свой собственный вишневый сад, все как по Чехову. Целая вишневая роща, со старыми хорошими вишнями. И каждый год мы собирали красивый урожай. Мне нравилось гулять по саду, любоваться крупными ягодами. Поэтому эти сельские пейзажи из детства для меня значительны, они до сих пор заряжают меня энергией.

— Вы учились в вильнюсской консерватории, а что для вас Вильнюс? Остались приятные воспоминания?

Когда я приехал поступать в Вильнюс, поначалу он мне не понравился. Он мне показался не красивым, чужим, каким — то отстраненным. Я не только не восхищался старинной архитектурой города, но даже собирался уехать обратно к себе. В консерваторию, на телевизионную режиссуру, меня приняли на правах кандидата. После заключительного тура меня пригласил руководитель курса и сказал: «Сложилось впечатление, что вы случайно здесь оказались. Наверное, просто проходили мимо. Не очень у вас заметны желание и стремление. Так вы хотите учиться или нет?»

И вдруг я представил свою маму, подумал, что она скажет соседям если я не поступлю и вернусь обратно. Она-то мне доверяет, но вряд ли кто — то из знакомых поверит, что я добровольно отказался от учебы. После паузы я сказал педагогам: «Да! Хочу!» — «Вот это мы и хотели от вас услышать. Хорошо, мы согласны вас принять на правах кандидата».

Так я стал кандидатом в студенты консерваторского курса телевизионной режиссуры. И постепенно проникся красотой Вильнюса, полюбил этот город и его необыкновенные парки, исторические улочки.

— Учиться было тяжело?

Конечно тяжело. Но я всю жизнь жил в деревне, вы не можете представить, как там люди живут. Как приходиться много работать и буквально выживать. Наверное, в любой деревне так, что в литовской, что в русской. Мне, например, приходилось и дрова рубить, и сено косить, и корову доить. А в 12 лет я начал работать еще киномехаником, получил разрешение отдела просвещения и ездил по деревням показывал кино. В моей трудовой книжке было по-русски написано: «моторист кинопроектной установки». Как сейчас помню первым моим фильмом, который я показал зрителю был американский «Тарзан». На сеанс иногда приходило много людей, иногда мало. Когда приходило много, меня это очень радовало. Поэтому с детства уже понял, что такое зритель и зрительское внимание.

— А как вы оказались в Москве?

После четырех лет обучения в консерватории я решил заняться театральной режиссурой, но уже не в Литве. Уехал в Москву и поступил в ГИТИС на режиссерский факультет. Вернулся к актерской программе и все начал с нуля. Все актерские упражнения, все то что проходил в Вильнюсе, пришлось повторить в Москве. Казалось бы, вот наказание, все повторять снова, но вдруг я почувствовал невероятное удовольствие. Эти навыки надо совершенствовать. И все в итоге делать хорошо! Лучше всех! И начинаешь понимать смысл — он в том, чтобы приобретать мастерство, стремиться к точности, все тщательно прорабатывать. Так во мне это и осталось: постоянно учиться и повторять. Повторять, не бросать и вновь возвращаться. Это я и своим актерам во время репетиции все время говорю.

— Вы с актерами в театре очень строги и взыскательны?

В театре надо быть добрым. Я всем отвечаю: «Да». Наверное, если бы я был женщиной постоянно ходил беременной. (смеется) Мне очень трудно отказать, вижу, как человек страдает после отказа. И вам, например, не смог отказать в интервью, потому что увидел, что вы расстроитесь. Вы перестали улыбаться, а я не люблю, когда люди огорчаются.

Вообще очень сочувствую актерам, у них сложная профессия. Нужно постоянно побеждать страх, сомнения, неуверенность, некоторым это так и не удается. Для меня это тоже важная тема, часто приходилось побеждать себя, свой страх, поэтому никогда не забуду перелом в своей профессии. Однажды у меня разболелись зубы. Ранним, пасмурным утром пошел к врачу. Сижу в кресле, жду страшной боли. Страдаю. Вдруг вижу через окно пожилую женщину, она тащит тяжелую корзину, ей невыносимо тяжело, она еле — еле идет. Это было мучительное зрелище. И неожиданно мое сознание перевернулось. Я подумал: «Кому больнее? Кому тяжелее? Мне или ей?» Когда я это осознал, случилось чудо, боль прошла. Говорю, к тому, что мы постоянно зациклены на себе, на своей боле, на своем «Я». Слишком серьезно к себе относимся, не отстраняемся, переоцениваем многое… А жизнь действительно — игра. С тех пор всегда пытаюсь говорить не о себе, а о другом человеке, о его истории, его судьбе.

Когда — то давно Чехов говорил: «Выгоняй из рассказа себя, чтобы духу твоего не было» … А сейчас многие творцы заявляют: «Я хочу выразить себя» …

На что хочется возразить: «А кто тебя просил себя выражать?»

— Театральная Москва в этом году с нетерпением ждет грандиозного события: премьеры «Пиковой дамы» в Большом театре в постановке Римаса Туминаса. И вот наконец премьера состоялась. Вы довольны результатом?

Признаться, доволен. Это был огромный труд, при том, что сроки были кратчайшие. Театралы давно ждали возвращения визитной карточки Большого театра, поэтому все билеты раскуплены на много месяцев вперед. Затем спектакль отправляется в большой гастрольный тур.

— Римас Владимирович, какие у вас следующие планы?

Планы грандиозные! Так как безумно люблю деревню, сад, то с наступлением весны, предупредил всех в театре: «Скоро май. Уезжаю в Литву. Пришла пора сажать вишневые деревья».

Еще возле своего дома в Тракае выкопал искусственный водоем. Буду сидеть с удочкой и ловить рыбу. Отдыхать. Очень устал…

Картина дня

наверх